hetalia: detestable letters

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » hetalia: detestable letters » .остров "Центральный" » Ресторан "Aurum"


Ресторан "Aurum"

Сообщений 1 страница 30 из 70

1

Самый известный, самый дорогой, самый популярный ресторан, на всем архипелаге. Сюда мечтают попасть практически все известные люди Земли, но даже не всем им это по силу.
Внутри все оформлено стильно, с шиком, блеском и лоском, что порой даже становиться страшно неуютно находится здесь. Но для тех, для кого был создан этот ресторан, такая обстановка ни капельки не смущает.
http://s005.radikal.ru/i210/1104/3c/636c2967a1f7.png

0

2

*первый пост*

Промаявшись от ничегонеделания дома, Феликс решил устроить себе бизнес-ланч в "Ауруме". Хотя, казалось бы, к чему нужен такой ланч тому, кто в жизни ни разу не работал? Впрочем поляка никогда не смущали подобные мелочи. Он просто не задумывался над ними.
Посещение "Аурума" было для него обычным делом. Не то, чтобы он был на столько богат, что мог перебронировать столик у Мадонны - просто его собственная прислуга, в частности юный пан Крживальски, работала в этом ресторане и была на хорошем счету. А потому Лукашевич мог запросто заказать столик вне очереди хотя бы среди простых смертных. Ну, а уж если приезжала какая-нибудь шишка с громким именем (типа той же Мадонны), тут уж, увы и ах, вечно виноватый Вроцлав не мог ничего поделать. Да даже директор этой "забегаловки" не смог бы, пусть даже очень бы захотел. Это и было причиной того, что Лукашевич ненавидел сюда приходить в вечернее время, предпочитая день или утро. Хотя насчет второго следует уточнить, что утро-то у Феликса начиналось несколько позднее, чем в природе.

Приняв образцово-скучающий вид, пан небрежно толкнул входную дверь заведения. На него тут же устремили свой взгляд все счастливые обладатели столиков и все несчастные, ожидающие свой очереди у некоего подобия ресепшена.
"Вот блин, хуже Макдональдса..." - не успел подумать про себя Феликс, как его тут же подхватила под белы рученьки Дорота - постоянная официантка заведения, вот уже лет десять не менявшая эту работу.
- Пан Крживальски занят на кухне, - извиняющимся тоном прошептала Дорота (у них было принято общаться как в библиотеке), - Поэтому я вас обслужу сегодня. Всё как обычно?
- Угу..., - буркнул Лукашевич, плюхнувшись за никем не примеченный столик в углу, на глазах у возмущенной очереди ожидавших.
Он так и не понял, затем пришёл в "Аурум" - здесь было не многим веселее, чем на кладбище. Однако делать уже нечего. Сегодня где-то здесь обещал быть маскарад и у Феликса было всё при себе, чтобы измениться до неузнаваемости. А пока он побудет в этом ресторане в качестве простого едока-посетителя.
Чтобы не встречаться глазами с хищными очередниками, Лукашевич залез в свою любимую сумочку и невозмутимо развернул свежий выпуск "Космополитен".

Отредактировано Feliks Łukasiewicz (2011-04-19 07:23:57)

0

3

===>Однокомнатная квартира Гинко.
Белобрысый привык к взглядам в его скромную сторону, но сегодня никто даже бровью не повёл, хотя мимо них прошло создание, несколько напоминающее белую смерть. Действительно, сейчас Гинко только с этим и можно сравнить. При переправе на этот остров судно, на котором плыл Гинко, качнулось. Мужчина не удержал равновесия и грохнулся в краску. Чудом удалось не замарать плащ, но правая рука вся была извазюкана в красную краску. Радоваться или плакать? Не понятно, но краска через двадцать минут засохла. Гинко решил, что не будет ничего с ней делать, ведь даже дальний знакомый, который хорошо относился к Гинко, сказал, что краска безопасна и её можно смыть водой, а то и руками стереть. Так что, Гинко предпочёл не заморачиваться на этот счёт.
И вот, он тут. Гинко посмотрел по сторонам.
-Мм... много народу... - подумал странник, сухим взглядом осмотрев всех присутствующих.
-М-мистер Гинко? - услышал белобрысый и посмотрел на не высокую девушку с тёмными, заплетёнными в хвостики волосами. Врач сразу же улыбнулся девушке доброй, тёплой улыбкой.
-Здравствуй, Мэри. Как рана на руке? Швы не ползли? - осведомился Гинко аккуратно взяв девушку за левую руку. Не зря на ней было платье с длинным рукавом. Мэри буквально две недели назад распорола себе руку об стекло. Случайно рядом оказался Гинко, который быстро остановил венозное кровотечение, удалил стёкла, доставил девушку в больницу и сам провёл операцию по зашиванию раны. Брюнетка поразила мужчину своей выносливостью, ведь она лишь тихо бормотала о том, что ей больно и морщилась. Ведь зашивание раны без наркоза - а в тот момент пришлось зашивать рану без наркоза - это очень больно. Люди начинают дёргаться, это и мешает мужчине по нормальному проводить операцию. Мэри же лишь тихо пищала, иногда срывалась на крик. Добрая медсестра, что присутствовала при этой операции успокаивала девушку. В последствие они стали хорошими подругами. Вот и ещё одна история из разряда "врачебные байки".
-Спасибо, мистер Гинко. Мне уже намного лучше. Ещё раз спасибо вам, что помогли мне... хотите составить нам компанию? Или, может быть, я смогу провести вас вне очереди? - предложила брюнетка, немного тревожно разглядывая руку мужчины. Тот лишь улыбнулся.
-Грим - сказал он, показывая на правую испачканную в краске руку.
-Понятно... ну, так что? Вы пройдёте? - в ответ Гинко кивнул. Почему бы и нет? Не ждать же в очереди. Он прошёл вслед за Мэри, но по пути у него закружилась голова. Немного не расчитав, он врезался в стул, на котором сидел какой-то блондин и читал журнал. А, учитывая, что Гинко курил при этом, в лицо этого юноши вылетело серое облачко дыма.
-прошу прощение... - отозвался Гинко и более твёрдым шагом зашагал за Мэри.
-Вы в порядке... - осведомилась она, но тут у неё в сумочке зазвонил телефон - Алло... да... х-хорошо... да... до свиданья - быстро протараторило она в телефон. После этого бывшая пациентка Гинко объяснила ему, что жених её ждёт сейчас в другом месте и, что Гинко может остаться тут. В оствет Гинко вежливо кивнул, как в знак благодарности. Мэри быстренько убежала, предупредив одного из официантов, что за её столиком сидит один из её друзей.
Через пару минут он подошёл к белобрысому мужчине и предложил ему что-нибудь заказать. Гинко попросил зелёный чай истал ждать.

0

4

Феликс почувствовал удар - его грудная клетка с силой врезалась в угол стола. Издав стон раненого солдата, Лукашевич гневно обернулся на возмутителя своего спокойствия. Им оказался бледный мужчина из породы людей, возраст которых не поддается определению "на глаз".
- Kurwa mac, какого...!! Кх!! Кх..., - зашёлся кашлем и возмущением Лукашевич, получив вдобавок к ушибу ещё и дозу никотина.
От режима базарной бабы Феликса паренька спас лишь случай. Иначе ему точно было бы не отвертеться.
-Прошу прощение... - бросил напоследок незнакомец, проследовав за молоденькой официанткой. Всё ещё возмущённый Лукашевич незаметно для себя проследил траекторию их движения, смотря скорее на мерно покачивающиеся бедра официантки и обтянутую тонкой тканью платья её упругую попку.
Весь гнев Феликса как-то сразу испарился, пан подобрел и доел свой остывший круасан. Кушать больше не хотелось, три дэ телевизор ресторана показывал какую-то очередную ерунду с Дискавери Чэннел, читать Лукашевич не любил, а до тусовки оставалась ещё уйма времени.
"Делать чё-то ваще нефига....", - пустился в глубокие раздумья поляк, - "Официантку бы ща уложить, но как-то аще не вариант - у неё явно завал в работе. Ммм...К пареньку подсесть, може бич?"
Так он и поступил, сам поражаясь своему решению, ведь обычно он не любит завязывать знакомства. Оставив своё нагретое местечко на радость ожидающим, Феликс, подойдя небрежной походкой к ожидавшему заказа мужчине, абсолютно бесцеремонно облокотился на его столик и изучающе посмотрел тому в лицо:
- Сигаретки не найдётся? - осведомился пан чисто для галочки. Почему-то он был уверен, что парень (мужчина) здесь так же, как и он. Сидит и мается ерундой, не зная, чем заняться, - Кста, тут типа свободно?

Отредактировано Feliks Łukasiewicz (2011-04-19 15:28:06)

0

5

Гинко поднял взгляд. Он не любил, когда так прямо рассматривают его лицо - могут увидеть пустую глазницу левого глаза, который скромно скрыт за чёлкой. Гинко поправил волосы так, чтобы они получше прикрывали этот пробел в его организме.
-Как видете, я курю, так что у меня ест ьи сигареты и огонь... - ответил Гинко, доставая из кармана пачку сигарет - предупредить хочу, они достаточно крепкие... - сиплым голосом ответил врач, протянув блондину открытую пачку сигарет. Другой рукой Гинко вытащил из кармана всё тех же брюк зажигалку и положил на стол.
По акценту Гинко легко просёк, что человек из Польши. По сленгу и внешнему виду легко было понять, что юноша юн... простите за каламбур.
-Присаживайтесь, юноша - сказал Гинко. Он поправил белый балахон и глянул на собеседника. Несколько женственный тип. Возможно немного бесцеремонен. Гинко за все свои путшествия стал легко и тонко чувствовать эту грань, которая помогала понять и увидеть человека глубже с первых минут общения. Конечно же, сейчас идут только поверхностные выводы, но национальность и возраст для Гинко читаются достаточно легко.
-Польша... был ли я там?.. по-моему, я проезжал мимо Польши, был в местах на окраине... знал пару поляков... но не более того... - подумал мужчина, разглядывая паренька. Светлые волосы, зелёные глаза. Эдакого желтовато-зелёного цвета.
-Меня зовут Гинко - коротко представился он - а вас как зовут? - спросил он.

0

6

Когда мужчина заговорил, поляк как-то сразу осёкся. Он понял, что слегка просчитался с возрастом. К мимическим морщинам, которые Феликс успел рассмотреть в лице Гинко, спрашивая о сигарете, прибавился ещё и грубый прокуренный голос, по которому меньше 30 лет и не дашь. Лукашевич как можно более непринужденно улыбнулся, стараясь не показать своего замешательства, мол, всё как надо. Взял предложенное курево.
Сам он не причислял себя к курящим - пан баловался травкой или легкими сигаретками для девчонок время от времени, и то, от банального безделья светской жизни или в поддержку своих приятелей. Но тут, стоило ему вдохнуть тяжёлый дым, как он скрутился в непрерывном кашле. Пару минут он не мог никак успокоиться, лицо его раскраснелось, а из глаз непроизвольно хлынули слёзы.
-Кх...ч-что ...кх...это ваще...кх-кх! , - сделав глоток воды из стакана, которые обычно ставят изначально на все столики услужливые официанты, Феликс перевёл красноречивый взгляд на спокойного мужчину, - Это...кх..что за помесь "Примы" с "Беломорканаллом"?...кх!
-Присаживайтесь, юноша, - тем временем предложил новоиспеченный приятель поляку. Лукашевича передёрнуло - очевидно, мужчина понял с первого взгляда очень и очень многое о нём. А поляк не любил, когда ему лезли в душу.
- Аха..., - опустился на стул пан, поняв, что всё это время он стоял как дурак.
"Его чёлка...тут что-то не чисто", - прищурился Польша, переведя глаза с потухшей сигареты снова на лицо случайного знакомого, - "Ну тотально странный тип, ваще...."
Его раздумья прервал дружественный вопрос:
- А!..., - встрепенулся Лукашевич, - Меня Феликс зовут. Пан польский рода Лукашевичей, - не без ноток гордости прибавил он, вспомнив о званиях, - Типа приятно, ага...
Поляк протянул свою изнеженную ладонь этому повидавшему виды человеку. Вероятно, со стороны эта парочка создавала воистину забавный контраст, но, как известно, противоположности притягиваются.

Отредактировано Feliks Łukasiewicz (2011-04-19 16:08:43)

0

7

-Видимо, не такой уж ты и курильщик... я курю с 20-ти лет... надо так - сказал врач - лучше не кури. Я это тебе как медик говорю - сказал Гинко, затягиваясь. Конечно же, это выглядело шикарно: человек уверяет вас, что он медик, советует вам не курить, но уже лет восемь дымит как паровоз. Единственное, что спасало Гинко от полного срыва здоровья - путешествия. Ходьба поддерживала организм в норме. Сейчас у Гинко сильно болят мышцы ног, они не получают привычную долю нагрузок, ведь в основном Гинко путешествует пешком.
На лице Гинко возникла лёгкая полу-улыбка.
-Тоже рад с вами познакомиться - сказал он, посмотрев на Феликса взглядом глаз зелёного, словно свежая, полевая трава.
-Смотри-ка... ещё не разучился узнавать национальности. Поляк, да ещё и с родословной... - подумал белобрысый, почесав шею. Он натянул капюшон пониже на лицо. Феликс... может быть, если Гинко сильно напряжёт память, он вспомнит, видел ли он это имя в карточках в больнице. Да, видел
-Посмею спросить, вы не страдаете перепадами давления? Или какими-нибудь невротическими заболеваниями? - спросил белобрысый, чтобы уточнить. Потому что он видел одну карточку человека по имени Феликс, так там была какая-то болезнь. Если у поляка нет этих симптомов, то, скорее, всего, это не тот Феликс. Тёзка, наверное.
-М... спасибо - обратился Гинко к официанту, который принёс мужчине его заказ. Зелёный чай. Гинко отпил немного. Его всё ещё беспокоил его странный сон.
-Почему белый сом?.. кто тот рыжий мужчина? Почему он пытался меня задушить... или не меня... эти сны, они меня путают... - подумал белобрысый, почесав затылок и отпив немного из чашки.

0

8

- А зачем доктора курят? - обезоруживающе осведомился Феликс совершенно по-детски, без всяких вступлений и вежливых оборотов.
"Медик...это доктор типа," - думал про себя поляк, пока Гинко обдумывал его внезапный вопрос, - "У меня как раз типа эти самые...проблемы с этой...формулировкой мыслей на неврологическом уровне....О, как я тотальне завернул ща! Ну блин, он небось не невролог, да и ваще нафига мне ему свои болячки рассказывать - он типа итак этого дофига слушает постоянно"
-Тоже рад с вами познакомиться, - тем временем заключил Гинко, сменяя гнев на милость. Их взгляды столкнулись и Феликс почувствовал какую-то отеческую доброту в том, как незнакомец смотрел на него. А ведь обычно люди его ненавидели, причем с первых же секунд общения. Феликс всегда знал, что проблемы связаны с его поведением, с этим эгоизмом, самовлюблённостью и полным отсутствием манер. Француженка-экономка тщетно пыталась вбить в светлую головку юного Польши, как нужно правильно вести себя в обществе, как держать столовые приборы, как нужно обращаться к присутствующим и заводить знакомства. Но если бы он только слушал! Всё прошло впустую и теперь Лукашевича редко воспринимают хоть сколько-нибудь положительным образом.
-Посмею спросить, вы не страдаете перепадами давления? Или какими-нибудь невротическими заболеваниями? - спросил мужчина и Феликс побледнел.
"Типа этот...экстрасенс что ли??? Нифига се! Как он угадал ваще?? А невротический и неврологический - это одно и то же ваще??? Неужели по мне так заметно!!! Ну ваще, блин...гениальне...."
- Аэээ..., - протянул поляк, в растерянности не зная, что ответить, - Ну типа есть кой-чо. А як вы узнали? Я типа не припомню, чтоб я ваще кому-то говорил об этом...
На последней фразе пан понизил голос, как будто это как-то могло помочь. Но очевидно одно - мужчина всё больше впечатлял его.

0

9

-Не все доктора курят. Я курю, потому что просто никак не могу бросить... - сказал Гинко. Ну, не скажешь же ему ,что-то типа: "я приношу людям несчастья, это что-то в роде проклятья, но оно не действует, если я много курю, поэтому я курю". Про своё проклятье Гинко вообще никогда не распространяется.  Потому что это его тайна.
Давно никто так не удивлялся. Поэтому Гинко был даже более чем рад знакомству с беспардонным, наверное, пареньком. У него много эмоций, которые частенько стараются скрыть: удивление, гнев, веселье, гордость... на этом острове, наверняка, есть подобные люди, но первым на пути Гинко оказался Феликс.
-О, вы не подумайте, просто недавно я обрабатывал в больнице карточки местных жителей и мне попались две карточки с именем Феликс. Вот в одной из них и было написано, что у вас перепады давление и угроза какого-то серьёзного невротического заболевания. Я бы посоветовал вам как можно скорее обратиться к доктору. Я по образованию не невролог, а терапевт и травматолог. Поэтому тут я могу вам лишь посоветовать есть здоровую пищу, не курить и поменьше нервничать. Но лучше, конечно, если диагностику вам проведёт профессионал - сказал врач. Да, была у Феликса угроза на невротическое заболевание, да. Но это было не то ,что было у его тёзки. Что-то у того было ещё и венерическое, так что Лукашевичу повезло.
Гинко размял ноющие плечи и улыбнулся собеседнику.
-Но сильно не беспокойтесь. Если сделаете всё верно - всё будет хорошо - сказал мужчина. Фразу: "это останется в секрете" - он не сказал, это итак понятно. Гинко просто не имеет права, да и желания тоже, рассказывать о чужих болячках, превращать это в слухи.
-Я видел такие болезни, которые тем сплетникам и в страшных снах не приснятся... это не смешно... это страшно - подумал Гинко. С ним, естественно, был солидарен почти что каждый врач.

0

10

Феликс слушал Гинко, на профессиональной скорости выдающего много умных слов, и активно делал умный вид, понимая, что...ничего не понимает.
- Короче типа мне надо к врачу? - заключил поляк по тем обрывкам речи Атлантиды, которые не вызывали у него сомнений.
Тем временем официант принес долгожданный заказ Гинко и извинился за отсутствие. Это явно была уже не та блондиночка в платье с длинным рукавом и Феликс даже слегка опечалился.
- Эй, ты типа, - обратился он к официанту, - Свои извинения можешь себе типа знаешь куда засунуть?? У деловых людей время не презерватив аще. Так что шибче давай тащи по пивку мне и моему другу, а не то тотальне не получишь чаевых, ага. Усёк типа?
Побледневший задёрганный официант дрожащей рукой черкнул что-то в своём блокноте и пообещал быть как можно скорее. Оставшись доволен результатом, Лукашевич снова устремил свой взгляд на доктора.
- Ваще нифига не шевелятся, - возмущенно сказал пан, достав пачку длинных вишнёвых сигарет и розовую зажигалку от "какого-то там" дизайнера, - Вы типа не парьтесь - всё за мой счёт. Вы мне нравитесь и я вас угощаю типа.
Феликс с наслаждением пустил в потолок ароматный дым:
- Давайте ваще о вас поговорим, - в тот момент он понял, что вряд ли сможет когда-то назвать Гинко на "ты", даже если нужно будет, - У вас типа есть семья? Дети?
Сделав небольшую паузу, он прибавил и третий вопрос, который считал наиболее насущным:
- Вы ваще католик?
Как Феликс ни старался, он не смог скрыть нотки надежды в мальчишеском голосе. Что поделать - таково было его воспитание.

Отредактировано Feliks Łukasiewicz (2011-04-20 07:16:09)

0

11

Гинко даже не успел успокоить официанта и предупредить собеседника в том, что он принципиально не пьёт.
-В любом случае, я вынужден отказаться от пива. Я принципиально не пью. Я итак гроблю себя сигаретами, так что пить мне просто противопоказано. Считайте, что это некое подобие болезни... да, кстати, на вашем месте я бы не думал так об официантах... они такие же люди как мы с вами. Просто судьба распорядилась, что сейчас у вас более удачное положение... кто знает, как крутанёт свой колесо фортуна, всё может круто измениться, вы не забывайте об это - сказал Гинко, оперевшись локтями об стол и уткнувшись подбородком в сложенные в замок ладони. Гинко выдул никотин куда-то в бок и сбросил пепел сигареты в пепельницу, что стояла на столе.
Тут Феликс стал задавать вопросы, вопросы, которые Гинко в своей жизни слышал раз двести, а то и больше, даже вопрос про католичество был ему привычен... но... что за надежда в голосе? Если убрать попытки скрыть голос, сделать его более ровным, то было даже некоторое ощущение, что Феликс просит Гинко прямо сейчас вероисповедывать католичество, чего мужчина сделать не мог.
-Нет. У меня никого нет. Отец умер, мать я не помню. Сестёр и братьев нет, а если и есть, то я о них ничего не знаю. А заводить семью мне не с руки. Я путешественник. Я был на окраинах Польши, кстати. А на этот остров я попал по ошибке. Сел не на тот самолёт - Гинко, естественно, рассказал всё в самых общих подробностях, не вдаваясь в суть. Он не сказал, что мат ьне помнит из-за амнезии, что отца он тожеж не помнит, но ему сказали, что находили тело взрослого мужчины в тех горах, где очнулся Гинко. Где появилось его первое воспоминание. Тут врача словно осенило.
-Сон... точно... первое воспоминание - белая рыба похожая на сома... и? что это дало? - подумал белобрысый и вновь взглянул на поляка.
-Я же, вроде бы, советовал вам не курить. Это может плохо сказаться на вашем давлении... так же, как и пиво кстати - сказал врач, глянув на сигарету в руках Феликса.
-Кстати, с вопросом о моей вере... я нейтрален. Нельзя сказать, что я атеист. Проще говоря, я считаю каждое вероисповедание уникальным и интересным, но не могу причислить себя к какому-либо - пожал плечами Гинко.
-Потому что никто не сможет создать всё, что я видел... - а видел Гинко не мало.

0

12

"Ну и чо это за мужик, который типа не пьёт?!" - про себя возмутился Феликс, однако не стал озвучивать вопрос. Что-то отвлекло его внимание и этим чем-то оказалась муха на столе. Не долго думая, поляк с размаху оглушил несчастную ударом довольно толстого глянцевого журнала - та скончалась смертью храбрых, дрыгнув пару раз лапками напоследок.
- Не, ну вы это типа видели??? - перевел разговор Лукашевич, ткнув в муху пальцем. Он благополучно пропустил мимо ушей все наставления Гинко, касаемо его здоровья. И благо мужчина не остановился на нравоучениях, а лишь продолжил отвечать на вопросы Феликса. Это было довольно умно с его стороны - пан всё равно не стал бы его слушать. Максимум - сделал бы умный вид. Ну, точнее, максимально похожий на такой вид.
"Ни отца, ни матери, ни родни...никого. Он как ветер в поле. Повезло...", - подумал поляк, тяжело вздохнув. Почему-то ему показалось положительным качеством отсутствие родственников у Гинко. А что? Ни тебе никто не капает на мозг, не надо ни к кому ездить и навещать, не надо париться с поисками подарков на рождество...Здорово же! Так всегда и рассуждал поверхностный Феликс, не видя в упор проблем одиночества.
- Ну и везёт же вам ваще! - восхищенно выдохнул Лукашевич, гася окурок о золотую пепельницу.
Этот жест не остался не примеченным опытным врачом и Гинко вновь не сдержал напутствий.
- Типа вот что, - решил-таки поставить все точки над "и" Феликс, - У меня офигенное здоровье ваще. И типа ничо не станет с ним от каких-то пары сигарет в месяц или выпивки по выходным. Я ж типа меру-то знаю. Вы мне типа не капайте лучше на мозг вашими этими врачебными штуками. Я сам разберусь, ага.
Это должно было возыметь определённый эффект - в планы Лукашевича и правда не входило выслушивание каких-то нотаций от человека, с которым он знаком максимум час-полтора.
-Кстати, с вопросом о моей вере..., - вероятно понял намёк мужчина, - я нейтрален. Нельзя сказать, что я атеист. Проще говоря, я считаю каждое вероисповедание уникальным и интересным, но не могу причислить себя к какому-либо
- А вот это не круто ваще, - поморщился Феликс и отпил глоток прохладного, откуда ни возьмись материализовавшегося перед ним, пива, - Бог типа есть и типа надо верить. Я даже бросил одну из своих бывших потому, что она тотальне обнаглела и не ходила в церковь по воскресениям.

0

13

Врач поднял сухой, холодный и, даже немного злобный взгляд на поляка, после его реакции на слова Гинко про семью. Но взгляд быстро изменился на спокойный, пофигистичный, несколько добрый.
-Я всегда хотел знать свою мать... а отец всегда был мёртв, сколько я себя помню. Я даже лица не смог его запомнить. Лишь перекошенные остатки его размозженной головы... - сказал Гинко, смахивая пепел в пепельницу. По спине и плечам Гинко пронеслись мурашки от неприятных воспоминаний. Одних из первых воспоминаний. Гинко ведь даже фамилии своей не запомнил. Мужчина выдохнул серый дым изо рта и упёрся взглядом в парня.
-Хочет быть полностью свободным. Даже от родительской опеки.
Гинко пропустил мимо ушей слова Феликса по поводу лечения. Белобрысый лишь отпил немного из чашки с чаем и поднял взгляд на собеседника.
-Свободолюбивый. Не любит, когда ему указывают на то, что ему стоит сделать. Упрямый - мысленно состовлял Гинко характеристику собеседника. Ну, чтобы потом, если вновь пересекутся, то знать, какие повадки у Лукашевича. 
-Бог? Очень спорно. Хотя, сколько людей - столько и мнений. Ведь существование высших существ не доказано... с другой стороны, то, что нельзя доказать - нельзя опровергнуть - пожал плечами белобрысый, допивая чай.
Тут к врачу подбежала рыжеволосая официантка. Стройная, красивая девушка опустила ладошку на плечо врача.
-М?.. а, мисс Анна. Рад вас видеть. Как ваш братик? - учтиво спросил Гинко. Ещё одна пациентка этого врача... хотя, скорее не она, а её младший братик который недавно пережил операцию по удалению аппендикса.
-Здравствуйте, мистер Гинко. Я лишь хотела передать вам немного денег в знак благо...
-Нет - коротко прервал её речь белобрысый. - Денег я с вас не возьму. Прошу вас, не обижайте меня. Это задевает мою врачебную честь. Тем более, это моя обязанность - лечить людей, так что благодарностей не стоит - сказал Гинко. Анна пару секунд в задумчивости смотрела на мужчину, потом добродушно улыбнулась и сказала
-Тогда, давайте я принесу вам что-нибудь за счёт заведения - сказала девушка, ожидая слов Гинко.
-Раз так, принесите моему другу вина и... - Гинко перевёл взгляд на поляка - что-нибудь из десертов. На ваш выбор. А я обойдусь ещё чаем. Спасибо - рыжая девушка внесла все пометки, коротко кивнула посетителям и убежала.
-Я что, сегодня тут всех своих пациентов встречу?... - хотя, для Гинко это вполне привычно. Его часто останавливали на улице мужчины, девушки, мальчики, девочки, старики, старухи и прочая живность. Иногда, даже кошки любили преследовать Гинко ,чтобы подарить ему свою ласку и тепло. Только белобрысому врачу этого не так надо. Он принимает подарки лишь для того, чтобы не обидеть людей. Но всегда наотрез отказывается от денег. Нет, ни за что. Ему и так хватает, да и нельзя принимать деньги с людей из-за такого повода.
-Кстати, мистер Феликс, вы не против, если я вас так буду звать, как вы оказались на острове? - задал вопрос Гинко, подперев голову ладонью.

Отредактировано Ginko (2011-04-22 13:43:11)

0

14

Лукашевич уже открыл было рот с намерениями излить потоки возмущения в защиту его любимого католичества, как тут к его собеседнику подбежала очередная красивая официантка и завела светские беседы как со своим знакомым. В процессе их диалога, поляк понял, что она - пациентка Гинко.
"Ух, я б её полечил тотальне ваще....," - мысленно пускал слюни Феликс на стройные ножки Аннушки. В нем смешалась юношеская гордость и зелёная, сверлящая душу, зависть. Как бы то ни было, а пан не любил конкурентов. Если кто-то привлекает внимание противоположного пола (ну или своего, если Феликс практикует очередной женский образ) больше самого Лукашевича, то этот несчастный тут же попадает в немилость поляка. Так было и теперь.
Он утешал себя мысленно тем, что это внимание лишь из-за профессии Гинко (ведь гордость не давала ему шанса признать свою мужскую несостоятельность), однако зависть уже начинала растекаться зелёным ядом по всему его организму.
"Надо было ваще идти на врача....Вот ведь курва - несёт ваще какой-то бред про честь, а она и слушает!", - злобно подумал Феликс и в голове его созрел план. Он должен был завладеть этой рыжеволосой девушкой несмотря ни на что. Просто, чтобы утешить своё задетое самолюбие. Ведь, судя по всему, Гинко вряд ли спал с ней, так что уложив Анну в койку, Лукашевич бы с лихвой отыгрался перед.... самим собой.
-Раз так, принесите моему другу вина и... - врач перевёл взгляд на собеседника - что-нибудь из десертов.
"Например, Вас, " - продолжил мысленно Феликс и жестом подозвал Аню к себе, якобы чтобы ткнуть в нужный ему десерт, но пока девушка подалась вперед, вручая юноше меню, тот ловким движением руки засунул ей в нагрудный карман формы свою визитку, завернутую в стодолларовую купюру. Поляк практиковал этот трюк довольно часто - он никогда не пользовался услугами уличных проституток (он считал их слишком грязными), предпочитая им студенток, официанток и прочих дам, по определению нуждающихся в деньгах.
Девушка всё поняла, внесла пометки с невозмутимым видом и скорее удалилась. Феликс задумался - заметил ли чего-нибудь Гинко. Да и это было вовсе не важно. Если он и заподозрил чего - так это бы даже больше польстило самолюбию пана.
-Кстати, мистер Феликс, вы не против, если я вас так буду звать, как вы оказались на острове? - тем временем продолжил беседу доктор.
- Ну я типа приехал сюда учиться, - сделав непроницаемо скучающее лицо отвечал Лукашевич, - Поступил сначала на журфак. Оттуда выгнали. Теперь вот на дизайне сижу. Там всем тотально насрать на посещаемость ваще, так что я типа не парюсь особо. Всё равно как закончу, отец передаст мне свою фирму. Так что мне надо тупо высшку престижную получить.

0

15

Гинко сухим взглядом посмотрел на Феликса и проводил взглядом Анну.
-На вашем бы месте я бы закатал губы. Я лично знаком с молодым человеком этой девушке. Надо будет - я и сказать о ваших намерениях смогу. А он из тех, кому не интересно, кто есть его соперник. Если угрожают его девушке - он даже разбираться не будет. Сразу в нос... - пожал плечами Гинко. Так уж вышло, что сей доктор обладает очень внимательным, хотя и одним глазом. А куда без этого?! Вы думаете, что делая сложные операции он имеет право иметь плохое внимание? Нужно уметь замечать всё. Поэтому Гинко быстро уловил это взглядом.
-Гуляка... а, может это у него та венерическая болезнь, м? - подумал Гинко, вспоминая детали той карточки.
Далее Гинко узнаёт, что тут делает Феликс.
-И какой тогда смысл? М? Разве можно идти против себя. Учиться ради какого-то престижа. Хм... да и кто знает, что может произойти? Представте, если отец передаст фирму не вам, а кому-то другому. Нет, вы просто представьте, мистер Феликс. Что вы будете делать тогда? Как жить? М? - сказал он, глянув на паренька исподлобья -Знаешь, жизнь может такую с тобой злую шутку сыграть. Надо быть готовым ко всему - сказал Гинко, пожимая плечами. Шутки судьбы были известны этому врачу не по наслышке.
Через пару минут Анна вернулась, поставив перед Феликсом рисовый пудинг конде с фруктами и орехами и бокал наполненный вином. В красивой хрустальной, или стеклянной посуде был красиво выложен пудинг, в котором, не менее красиво, находились фрукты. Перед Гинко она поставила чашку с чаем.
-Благодарю вас, Анна. Приходите к вашему брату через два дня. Я смогу договориться, чтобы вам разрешили встретиться - сказал Гинко. Девушка в ответ мило улыбнулась врачу.
-Если интересно, он уже более активен. Аппетит у него восстановился. Возможно, скоро выпишем, так что приходите - добавил Гинко. Девушка кивнула, лучезарно улыбаясь. Видимо, от счастья она даже не знала, что сказать. Ведь Анна очень любит своего братишку. Гинко улыбнулся ей.
-Отдохни, хорошо. Купи ему мандарин, он их очень у меня просил, но я так и не смог принести - пожал плечами мужчина. За эти пару дней мальчику очень понравился врач.
-Всё, не буду отвлекать тебя от работы - рыжеволосая Анна закивала. Рыжие кудряшки затряслись, на лице добрая улыбка, а глаза, казалось, вот-вот наполнятся слезами радости. Анна развернулась и быстрым шагом, почти что бегом, ушла куда-то вглубь ресторана. Ведь Гинко предупредил их перед оперцией, что у мальчика был острый аппендицит почти двое суток. Это ведь могло кончиться смертью.
-Не стоит забирать у неё честь. Пусть радуется жизни - сказал Гинко, смотря вслед девушке, а потом он посмотрел на поляка. Ну, конечно же, примет она предложение Лукашевича, или нет - её дело.

0

16

- Представьте, если отец передаст фирму не вам, а кому-то другому. Нет, вы просто представьте, мистер Феликс.... - принялся взывать доктор к благоразумию поляка.
- Исключено, - отрезал Феликс, для убедительности мотнув головой в отрицательном жесте, - Я единственный наследник первой очереди. Мать заранее отказалась от всего в пользу меня типа.
Дослушав нравоучения до конца, Лукашевич добавил:
- Я учусь ради диплома, мистер Гинко, - скопировал интонацию собеседника пан, - Неграмотные руководители, типа опускают престиж организации ваще тотально. Так что не говорите типа того, чо не знаете.
Тем временем прибежала Анна. Феликс обратил внимание, что она старательно избегает его взглядом. Это могло значить лишь то, что она поняла суть предложения и стыдилась его перед авторитетным врачом.
Перекинувшись с пациенткой парой незначительных фраз, Гинко снова обратился к Лукашевичу:
-Не стоит забирать у неё честь. Пусть радуется жизни.
Феликс внезапно обнаружил, что весь его негатив и зависть в отношении мужчины куда-то испарились, оставив место лишь добродушному сарказму и неисчерпаемому пофигизму:
- Ахха, вы типа в каком веке живёте, док? Или вы только вчера родились? - криво улыбнулся Лукашевич и его наглый взгляд перекинулся с попки удаляющейся Анны на лицо собеседника.
Он решил просветить Гинко:
- Вы видели на ней туфли от Лобутина? - он подался вперед корпусом и понизил голос, - полагаете типа, это она на чаевые себе купила?

0

17

Гинко понял одно - в чём-то убеждать Феликсо бесполезно. Парень упрям, как десять танков. Ну, это не его проблемы. Про Анну Гинко мог узнать и из больничных карточек. Он издал что-то похожее на "хм" и "пф" одновременно.
-Ну, раз на то дело пошло, то оставлю своё мнение при себе, оно вас явно не волнует - добродушно улыбнулся Гинко, осознавая, что Лукашевич начинает иронизировать с врачом.
Далее Феликс стал открыто насмехаться над философией Гинко.
-Я родился, когда мне было десять - пробубнил Гинко, закуривая очередную сигарету. Кстати, может быть из-за них врач такой спокойный, терпеливый и хладнокровный.
-Да... когда мне было десять. Родился без матери и с изуродованным трупом отца в десяти метров от места моего рождения. Одноглазый дурак, блин - подумал Гинко, закрыв одной ладонью, левый глаз. Потом он вновь поправил ьелую чёлку, которая скрывала этот деффект в его внешнем виде.
-Мистер Феликс, я живу на свете дольше чем вы и уж... хотя, думаю вам всё равно. Вы и к своей семье, как я понял, наплевательский относитесь, не то что к мнению врача-терапевта - с усмешкой сказал Гинко, выдыхая серое облако дыма.
Он глянул на часы на стене.
-Интересно, это мероприятие начнётся? Как думаете? - спросил он, глянув на блондина. Гинко добродушно улыбнулся собеседнику. Да, он глуп, хам, наглец и прочее, но он просто молод и берёт от молодости всё. Лёгкая зависть, да? Ведь первые десять лет жизни были вырезанный из жизни Гинко ловкими руками дяди-кинорепортёра... или кто там кадры вырезает?
Врач вздохнул и поправил белый балахон.
-И что же выпускает фирма вашего отца? - спросил Гинко.

0

18

-Ну, раз на то дело пошло, то оставлю своё мнение при себе, оно вас явно не волнует...|...| Вы и к своей семье, как я понял, наплевательский относитесь, не то что к мнению врача-терапевта...., - Слушая эти фразы, поляк понял, что чем-то смог задеть собеседника. Это показалось ему забавным.
- Док, ты чё, обиделся? - по-детски надув губки спросил Феликс.
-Интересно, это мероприятие начнётся? Как думаете? - не отвечая на вопрос, перевёл тему Гинко.
- Ну типа не знаю..., - Лукашевич нахмурившись посмотрел на свои "Ролекс"ы, - Ваще они вроде как уже задерживают. Я смотрю тут и типа народа прибавилось. Даже вижу знакомые лица...
"...И благо они не видят меня"
Похоже, Гинко тоже устал ждать. Феликс грустно вспомнил про маску, инкрустированную стразами "Сваровски", оттягивавшую дно его сумки. Уже так хотелось её надеть и, наконец, показать себя во всей красе. В честь этой вечеринки Феликс задумал нечто особенное и ему уже не терпелось начать.
-И что же выпускает фирма вашего отца? - тем временем поинтересовался Гинко.
"Автоматы для американских спец-служб..."
- Полушки, - вслух произнес Лукашевич, доставая пачку из сумки, - Это такие тотально вкусные хлебные палочки. Он типа уже почти монополист в Польше. Вот, - парень дружелюбно протянул открытую пачку собеседнику, - Угощайтесь, типа. Не жалко - этого добра у нас хватает!

0

19

-М? О, нет, поверьте, я не обижен. Просто делаю свои выводы - улыбнулся Гинко, вглядываясь по сторонам, чтобы спрятать лицо. Не хотелось, чтобы тут оказался ещё какой-то пациент, или его родственник, который забыл поблагодарить белобрысого врача непосредственно в больнице. Гинко тут не так долго работает, но уже провёл много операций, прописал много хороших вещей и дал много дельных советов. Опыт, что поделать.
Феликс предложил доктору продукцию ,которую они выпускают. Гинко протянул руку вперёд и достал из коробки две такие палочки.
-Хмм... хотя я и бывал... хотя, нет, я же мимо объезжал и был в самой окраине Польши... - подумал Гинко, попробовав палочку. Действительно, не так плохо. А если это ещё и сытно, то надо будет купить таких. А почему бы и нет? В дороге есть удобно. Да и просто вкусно.
-Знаете, я бывал один раз на вашей родине... хотя, наверное это слишком сильно сказано. Я проезжал мимо и остановился в самых окраинах Польши... но про эту продукцию ничего не слышал... если вы не против, я позже закуплюсь у вас ими, если буду уезжать. В дороге не помешает. А на вкус они действительно очень приятны - улыбнулся Гинко.
-Вкус, который не приедается... - подумал врач, потягиваясь. Он допил чай и посмотрел в окно. Парень не только берущий всё, но ещё и богатый... интересно, а придёт ли время и ему это надоест? Или он всегда будет вкладывать девушкам визитки с деньгами, а там и до постели рукой подать. Каждая ли девушка ляжет под него? Или всё-таки придёт время и кто-то остановит этого парня... звучит несколько пафосно, но по другому как-то не складывается.
Гинко потеребил кончик ткани и посмотрел по сторонам. Может быть, он просто ухватит ещё одно знакомое лицо, чтобы знать: прятаться или нет. Но среди толпы Гинко не смог увидеть кого-нибудь из пациентов. Он облокотился руками о стол и посмотрел на Феликса.
-Интересно... в честь чего это мероприятие... - задумчиво проговорил врач.

0

20

[начало игры]

Идя по улице, парень думал, зачем он вообще решил пойти на это мероприятие. Рабочий день закончен, посещение маскарада не такое уж и обязательное дело, так что мешало остаться дома и лежать на диване, никуда не выходя в такую одуряющую жару? Ну, кому-то эта жара и была хороша, но не Хонде. Он считал, что его мозг в такую погоду работает хуже.
Посмотрев на вывеску, он стал вспоминать, что означает слово "Aurum". А то ведь как бывает: назовут только потому что красиво звучит, а о значении не думают. Aurum, Aurum... что-то знакомое, я это слышал когда-то. Что-то латинское, наверное?Что-то химическое-медицинское. Толкнув тяжелую дверь, парень замер на пороге, как замирает человек бедный или среднего достатка и попавший в дом богатых или когда человек впервые оказывается в огромном и знаменитом музее. Быстро окинув себя взглядом в одном из больших зеркал, висевших в холле, если его можно так назвать, Кику поднялся по небольшой лестнице, ведущей в главный зал.
Интересно, а что бы было, воспользуйся я служебным удостоверением? Мигом бы вне очереди обслужили... - подумал он, прикоснувшись рукой к нагрудному карману, в котором лежала корочка, но тут же неспешно опустил руку. Как-то не стоило бесцеремонно влезать в очередь, растолкав дам в дорогих платьях, и с хитрой улыбкой беседовать с служащей ресторана, постукивая раскрытым удостоверением по стойке некоего подобия ресепшена. Можно было бы найти администратора и поговорить напрямую с ней, этот способ даже выглядел не таким ужасным, как прошлый, но...но сегодня, как впрочем, и часто, Кику не был настроен на поиск лёгких путей. Пусть всё идёт как идёт, тем более, что надо убить время.
Стоя в очереди, которая, как назло (а назло ли?), двигалась быстро, желая если и убить время, то только за столиками, парень смотрел по сторонам, разглядывая обстановку этого заведения. Вынеся про себя вердикт "Слишком роскошно.Слишком", Хонда наконец-то был отправлен к одному из столиков и сел в глубине зала, по пути кивая головой в знак приветствия сидевшим в ресторане знакомым. С этой точки ему просматривались все входящие и выходящие в зал, что могло бы пригодиться. Или же стоило забыть о профессиональных привычках и расслабиться, получив заказанный кофе фреддо.

0

21

-Бывать в Польше и ваще не пробовать полушки? - изумлённо спросил поляк, всматриваясь в лицо Гинко. Его  привлекло там что-то..., - Аха, я буду рад продать вам партию. А типа чо у вас с глазом?
Вопрос прозвучал совершенно бесцеремонно и без какого-либо перевода темы. Впрочем, собеседник, пожалуй, уже привык к таким манерам Феликса. "Что вижу - то говорю" - такой принцип у него действовал всегда. А сейчас он заметил, что прядь в челке Гинко немного выбилась в процессе общения, предательски приоткрыв отсутствующий глаз.
После реакции Гинко на вопрос о глазе, Лукашевич посмотрел по сторонам. В зал вошёл парниша при параде - в костюме и галстуке, очевидно тоже подошедший к празднеству. Феликс сделал скучающий вид. Пока японец (а это был очевидно он) проходил мимо к своему столику, Лукашевич схватил его за рукав:
- Ты тут типа не знаешь случаем, когда эта вся байда уже начнётся?
Зря наверно он так сделал - стоило поляку поднять глаза, как он наткнулся взглядом на карточку полицейского, выглядывавшую из нагрудного кармана японца. Это удостоверение очевидно нельзя было спутать ни с чем другим и Лукашевич, нервно сглотнув, тут же отпустил рукав парня:
- Я это...извиняюсь, шеф..
Уж что-что, а с полицией ему точно связываться было не резон - всё ещё не был забыт его недавний залёт с травкой. Всё тогда вышло случайно. Друг дал ему немного марихуаны и он, имея джоинт при себе, зашёл в одно заведение, где при входе обыскивают. А ведь он тогда и думать забыл, что у него при себе такой компромат. Феликса привезли в участок, правда скоро отпустили, на всякий случай сняв с него отпечатки.

"Чёртовы копы...везде суются, курва мач..."
Тем не менее, после инцидента с японцем, разговор с Гинко продолжился:
-Интересно... в честь чего это мероприятие...
- Возможно в честь того, что народу нечем заняться, а ресторан хочет типа ещё больше бабла срубить, - безапелляционно заметил Лукашевич и опасливо перевёл взгляд на японца, ожидавшего заказ за столиком.
"Хоть бы не узнал..." - пронеслось в его голове.

Отредактировано Feliks Łukasiewicz (2011-04-25 11:14:18)

0

22

[начало игры]
Когда девушка шла по улице,то уже несколько раз поблагодарила  новую сумочку,которая не подходила к чёрному платью,а иначе бы она точно растаяла,как  фруктовый лёд на солнце,ведь мало того,что волосы тёмные,так ещё и платье. Поэтому Мэй пришлось одеть вишнёвое и короткое,вместо любимого чёрного,хоть чёрное платье ей очень подходило,но в вишнёвом азиатка была куда привлекательные и выглядела на свой возраст,а не как обычно на восемнадцать,а то и меньше. Жа-арко...Где этот ресторан?-Единственная мысль,что проскочила в её голове,на мгновение ей даже показалась,что она свернула не в том направлении,но заметив яркую надпись "Aurum",брюнетка широко улыбнулась и направилась в сторону ресторана,но и там её ожидали плохие новости: перед входом стояла нескончаемая очередь,которая даже и не думала прекращаться,поэтому Ван решила воспользоваться природной хитростью и проскочить вне очереди,показав удостоверение журналиста.Не хорошо как-то выходит,но с другой стороны...Не стоять же мне тут до самого утра...Лишь бы вышло...-Глубоко вздохнув,девушка проследовала в самое начало очереди и,неторопливо открыв "бездонную" женскую сумочку, Ван достала удостоверение и протянула девушке,стоявшей у входа.
-Ван Мэй,журналистка из местной газеты.-С Широкой улыбкой произнесла она  и сразу же забрала удостоверение, девушка у входа улыбнулась в ответ и велела Мэй проследовать дальше.Это было немного не правильно,ну да ладно. Главное,что миссия завершена и теперь я могу спокойно сесть за столик и дождаться кого нибудь из родственников или друзей. -Мэй внимательно осматривалась по сторонам,ей не хотелось сидеть одной,поэтому она выискивала  кого нибудь из семьи,ресторан казался ей огромным,свободных мест почти что не было,большинство людей сидело рядом с входом и у окна,поэтому азиатка решила проследовать почти в самый конец и уже там спокойно сесть за столик.Красиво...Надо написать статью про этот ресторан и сделать несколько фотографий,я ведь фотоаппарат с собой взяла,хотя фотографировать может Альфред-сан...-Оглянувшись по сторонам Ван заметила знакомого доктора и сразу же улыбнулась в знак приветствия,но тут её взгляд остановился на парне,сидящем несколькими столиками дальше.Кику...Значит ты тоже пришёл...-Мысль о японце заставила Мэй ещё шире улыбнуться,слегка стесняясь,девушка подошла к его столику и едва улыбнулась.
-Не против,если я сяду?

0

23

Врач поправил чёлку, чтобы скрыть левый глаз получше.
-Случайно оказался на горе во время землетрясения. Налетел на ветку - отвязался Гинко. Не хотелось рассказывать этот случай в подробностях. Ведь Гинко тогда потерял десять лет жизни, глаз, отца, мать, детство... в общем, полностью стёрлось всё, что было в прошлом. Хотя бы осознание мира, умение говорить и имя в памяти осталось и на том спасибо. По спине Гинко пробежали мурашки, от воспоминания.
-Удар об воду... из-за него у меня амнезия... э-эх... - подумал врач, выдыхая серое облако дыма.
Гинко приподнял взгляд на вошедшего. Знакомые черты лица... видимо, когда-то Гинко лечил напарника этого человека. Наверное. Почему Гинко сразу сделал вывод, что вошедший работает в понятных местах? Просто у Гинко резко возникла ассоциация с полицейским участком, когда он увидел лицо японца.
А вот поляк, видимо, не особо раздумывал о профессиональной принадлежности этого человека, сразу в лоб, задал вопрос брюнету. Но тут же осёкся, извинился и сел на своё место.
Феликс же высказался по поводу своего мнения о маскараде. Гинко вздохнул, выдыхая серый воздух. Он сбросил пепел в пепельницу.
-Ммм... А? Мэй? А она тут что делает? - подумал Гинко, глядя в сторону улыбнувшейся ему журналистке. В ответ белобрысый доктор коротко кивнул ей и слегка улыбнулся. После этого, он почесал затылок и поднял голову к потолку. Народу больше, да. Возможно, скоро начнётся само мероприятие в полной его красочности.
-Интересно... который час... - вдыхая воздух, сипловатым голосом произнёс Гинко.
-Так, докуриваю эту сигарету и минут двадцать-тридцать не курю... - подумал врач, глянув в сторону столика, где сидели два азиата. Гинко почесал кончик носа и тихо откашлялся. Пора бы завязать курить. Гинко бы с удовольствием бросил, да проклятье, чтоб его, не позволяло.
-Видимо это проклятье на медленную смерть от рака лёгких... - подумал врач, усмехаясь. Хотя, несмотря на достойный стаж курильщика - где-то лет 8-10 - у Гинко лишь немного подпортились лёгкие. Из-за здорового образа жизни, который он вёл.

0

24

Таким тоном спросил, словно я официант какой. Типа ты не знаешь случаем? Типа он не знает. Тотально не знает. Если Кику вынужден трястись по местным ухабам на мотоцикле, сопровождая мэра до порта, откуда тот отправится по своим государственным делам, это ещё не означает, что парень посвящён во многие тайны. Всего лишь эскорт.
Еле-еле барабаня пальцами по краю стола, японец смотрел на посетителей ресторана спокойным взглядом. И всё так чинно, благородно. Или это только на первый взгляд так? Только плёнка лоска и блеска на поверхности, а под ней - тёмные воды омутов. Шуршание шёлка где-то рядом заставило его повернуть голову и бросить взгляд на молодую женщину, проходившую мимо в платье цвета... хм, а не это ли легендарный цвет шампанского? Кажется, он.
Принесли заказ и запотевший бокал сразу стал разноцветным от отражавшихся в нём платьев дам. Один бок фисташково-зелёный, вот он уже сменился алым, а с другой стороны по-прежнему небесно-голубой. И огоньки от ламп сияют. Но похоже, скоро на поверхности появится ещё одно цветовое пятно. Вишнёвое.
Вот что удостоверения делают. Ну и ещё профессиональная наглость. - думал он, наблюдая за Мей, потом опустил взгляд на корочку. Кстати, об удостоверениях. Если оно так сбило спесь в манере разговора, значит, либо у этого типа был опыт общения с полицией, либо у него творятся тёмные дела, о которых полиция в первую очередь знать не должна. Охлаждённый кофе приятно действовал и поэтому, меньше мучаясь от жары, Кику стал перебирать в уме всех, с кем ему пришлось иметь дело в участках и на родине, и здесь. Но на родине этот тип ему не попадался. И голос, манера, где-то он всё это слышал...
Хонда отпил ещё немного кофе. Нет, он не вёл дело на этого европейца, он даже не сидел с ним по разные стороны стола. Но он столкнулся с этим блондином в коридоре, когда нёс папки. Точно. Этот тип ещё попытался пройти в дверь первым!
- Не против, если я сяду?
Ох и наглая же ты...обычно же спрашивают:"Здесь не занято?", "Можно присесть?". Ну вот, теперь придётся надолго забыть о сигаретах, пока она рядом. И вовсе не потому, что девушка может взять на себя роль Минздрава и начать потихоньку "пилить",сейчас или чуть позже, нет, просто парень решил для себя, что пока она рядом, он не будет курить. Нечего дымом дышать.
- Ты же знаешь, что я не против, - ответил Кику и глотнул ещё почти ледяного эспрессо, после чего невозмутимо произнёс. - Присаживайся, рад тебя видеть.

0

25

Доктор обратил внимание на азиатку в вишнёвом платье. Впрочем проследив взгляд Гинко Феликс тоже, не без удовольствия осмотрел все выпуклости девушки, беззастенчиво выпирающие через облегающее платье с вырезами.
Лукашевичу припомнились жаркие ночи в компании подобных девиц, разве что те были менее симпатичны и очевидно куда более порочны.
- Док, да у вас губа не дура я смотрю аще, - оценил вкус врача Феликс, по-своему истолковав это невербальное общение, - Смотрю и вы ей типа приглянулись.
Тем временем красотка проследовала за столик к...копу-японцу. Что поначалу удивило поляка, однако затем он понял, что ничего странного тут нет:
"Черт, мне следовало типа сразу догадаться - эти азиаты по-одиночке не ходят"
-Интересно... который час..., - тем временем протянул Гинко. Феликс не смог подавить накатившую зевоту. Он сладко потянулся и только потом счел нужным ответить:
- Да я сам тотально без понятия типа. Можэ часов 5-6 вечера уже. Блин, чо за напряги тут с организацией? Бред ваще. Пришёл я, типа, расслабиться, а вместо этого мне приходится тут типа геморрой за столиком зарабатывать. Чо за на, аще??
Эта тирада была произнесена уже не громким и довольно уставшим, сонным голосом. Феликс пожалел, что не остался дома - сейчас бы мог поспать вдоволь.
Тем временем, пробегая мимо их столика, пан Крживальски немного притормозил и озарил своими свежесделанными коронками Лукашевича и его спутника:
- Дзень добры, паны, - пропел парнек и кинул взгляд на пустую посуду собеседников, - немедленно распоряжусь, чтобы это безобразие убрали. Пан Феликс, вы на сегодня окончили с заказами?
- Неа, Вроцек, - не поднимая глаз от стола, скучающе произнес Лукашевич, - Нам походу тут типа долго еще торчать ваще. Знать бы тока када эа хрень уже, курва ее мач, начнется.

0

26

- Присаживайся, рад тебя видеть -Подобная фраза заставила девушку смутиться,не подавая никакого вида на смущение,Мэй медленно села рядом и,чуть опустив голову,уткнулась взглядом в  стол,лишь иногда переводя взгляд в сторону Хонды. Ей не хотелось мешать ему,но в тоже время она успела соскучится по нему,ведь из-за работы они не встречались около двух недель,только перекидывались несколькими смс  и ничего более. Надо хоть что-то сказать,хотя с другой стороны не стоит докучать ему сейчас.-Девушка нервно начала нервно покусывать губу,собравшись духом она чуть ближе подвинулась к японцу,упираясь маленькой и острой коленкой в коленку парня,при этом слегка игриво постукивая красными и длинными ноготками по столу и мило улыбаться.
-Хорошо выглядишь,как дела на работе? -Слегка быстро и ненавязчиво произнесла девушка,продолжая постукивать и улыбаться,вопрос,конечно прозвучал глупо,но это всё же оказалось куда лучше,чем просто сидеть и молчать. Лишь бы со стороны не выглядело,что я к нему подкатываю,иногда так трудно скрывать отношения. -А ведь и правда,Мэй не могла при ком-то взять Кику за руку,они всегда на людях ведут себя как брат с сестрой и не подают никаких намёков на большее,но зато,когда они одни,то начинается самое интересное,о чём Ван старается думать как можно реже,а если и думает,то только когда она одна,ну или наедине с любимым.
-Я соскучилась...- Шёпотом произнесла азиатка,едва приблизившись к уху Кику и сразу же отстранившись.

0

27

Гинко лишь кашлянул. Фраза поляка про то, что у врача губа не дура... не сказать, что она была не правдива. Гинко знал, какая женщина хороша, а какая нет. Ему нужно лишь час, может больше, чтобы прекрасные, как два глубоких озера, глаза девушки превратились для него в два мутных болотца. Лишь одна девушка до сих пор осталась для него загадкой. А было это дело в России. В великой России. Гинко всегда с улыбкой вспоминает эту противоречивую и таинственную страну. С улыбкой и уважением. Занесло его как-то раз в Восточную Сибирь. Там он и встретил Таню. Нельзя сказать, что она была красоткой: длинные кудрявые волосы, лицо круглое, всё в веснушках. В свои 19 она выглядела на 16. Именно её так сильно любил Гинко. Любил, да. Ну, в конце-то концов, это дело прошлое.
От воспоминаний о Татьяне его оторвало резкое осознание, что надо бы ответить на реплику Феликса.
-Хм... может быть, может быть. Только, скажу вам, что эта девушка, скорее всего, уже влюблена. Вряд ли она одинока в этом смысле. Да, и не рассматривайте девушку так бесстыдно. Имейте хоть какое-то уважение к женской красоте - с доброй улыбкой сказал Гинко, украдкой глянув на девушку, вглядываясь в её лицо. Действительно, Мэй была красавицей. Не поспоришь.
-Её взгляд. Он выдаёт её с потрохами. Это где-то ближе, это не сложно увидеть... - после этих мыслей взгляд уткнулся в японца. Взгляд украдкой, конечно же. Лёгкий, беглый, мимолётный - а вот о его мыслях можно лишь догадываться и ответ будет, скорее всего, самым, что ни на есть неожиданным - подумал доктор.
Тут к ним подбежал какой-то юноша. Гинко коротко кивнул молодому человеку. Феликс и подбежавший паренёк обменялись парой фраз. Видимо, они не только соотечественники, но и связанны ещё и какими-то деловыми, быть может, связями. Но всё это лишь мысли Гинко, не более того. Лишь его догадки.

0

28

Aurum, Au...серебро? Нет, серебро же обозначается Ar. Фтор с хлором как ими были, так и остаются. Он мог бы ещё долго вспоминать по крупицам таблицу химических элементов, если бы не ожидаемое прикосновение к колену. От этого на секунду все элементы вылетели из головы и не желали возвращаться, пока там находилось осознавание того, что, в общем, между ними нет ничего, кроме ткани брюк и материала чулков. Меньше миллиметра. Почти ничто.
- Понимаю. - так же шёпотом ответил парень, чуть подняв уголки губ и тут же опустив их.
Пока Кику радовало отсутствие других возможных соседей за столиком, а вокруг царил шум и лёгкая суета, так что можно было и ответить, но тихо и незаметно. Самое главное - незаметно. Его не должен выдать даже взгляд.
Чуть опустив глаза, Хонда поднёс бокал с кофе к губам и в эту же самую секунду прикоснулся кончиками холодных пальцев к ноге Мей, сантиметров этак на пять выше колена, потом положил ладонь уже на своё колено и чуть изогнул губы в быстрой усмешке, вновь смотря на людей, входивших и выходивших из зала. Хотелось бы мне знать, что вы о нас думаете? Кто из вас что подозревает? Или же нам так удачно удаётся играть роли просто родственников, что никто ничего даже и не думает? Брат с сестрой, двоюродные или даже троюродные... Или же вы о нас не думаете, а думаете о своих любовниках или других скелетах в шкафу? Он поправил часы на запястье, украдкой взглянув на циферблат. Не так уж и много времени осталось, к счастью. Хотя другим неважно, какой праздник сегодня. Возьмут и укокошат кого-нибудь, а Кику вместо свидания с девушкой будет свидание с трупом. Вот так и открываются шкафы, и падают из них скелеты... Но только не сегодня. Должна же в этом мире существовать хоть какая-то справедливость? Он не видел Мей две недели, нет, даже больше. Те мимолётные взгляды, которыми они обменялись, когда он проезжал недалеко от места её работы, - это почти ничто.
- Тебе заказать что-нибудь? - спокойным тоном спросил он, чуть повернув голову к Ван.

0

29

[начало игры]
- Скукота... Какого дьявола я тут торчу?...
Безразличный вид,откинутая назад голова, открывающая несколько странные, может, неправильные черты лица и тихий, хрипловатый голос,словно полная противоположность здешней атмосфере, отражался от внешней суетливой обстановки, разрывая собственный слух. Ивэ даже не задумалась, произнесла ли она это слишком громко, слишком тихо, или это лишь голос в голове.
- Сколько пафоса...
Взмахом ступни откинув туфли под стол, девушка закинула ногу на ногу, и через разрез в платье оголилось бедро. По босой ступне приятно проскользнул холодок кафельного пола. Сколько Курта не старалась, влиться в окружающую обстановку ей давалось с трудом. Она уже черт-знает-сколько сидела за самым дальним столиком в углу, тихонько наблюдая за присутствующими, что бы впитать в себя их манеру поведения и не выделяться из общей массы, но...
Девушка поправила маску на лице. Нет, нет, нет, это все - слишком претит и сковывает. Ивэ до сих пор удивлялась, как такую сомнительную личность, как она, вообще сюда впустили.
Девушка оглянулась
Приторный смех, тени,притворные образы, ложащиеся на неестественные фигуры, очертания ненастоящих лиц , сладковатый запах, игра красок, света... Все дурманило, окутывая глаза дымкой, бестактно проникая в разум, разрывая цепочки мыслей, мешая свободно дышать...
Иветай все так же сидела, склонив голову назад и хрипловато дыша. Косой взгляд отказывался фокусировать проплывающие мимо очертания фигур, и девушка сама не заметила занявший все окружающее ее пространство, сводящий с ума писк в голове.
Иве усиленно прищурилась, уставившись в белизну потолка, раздражающую глаза, и горячими пальцами прикоснулась к губам. Вернее, к тому, что их пересекало. К шраму.
Ощущение разорванной плоти у себя на лице словно привело Ивэ в чувство, успокоило.
"Достаточно."
Курта вновь скосила взгляд на окружающие ее фигуры, и те обрели свою ясность, четкость. Но не утратили своей уродливости.
Усмехнувшись, Ивэ достала из кармана рубашки, висевшей на спинке стула, маленькую розовую конфетку и, освободив ее от прозрачной фольги, вытянула язык,чуть лизнув сладость.
"...Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизм. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка..."
Прокрутив в памяти цитату Достоевского, Курта положила конфету себе на язык.
Скоро ли начнется настоящее веселье?

Отредактировано Ивэ Курта (2011-04-29 18:05:23)

0

30

Казалось ничего не сдвинулось с мертвой точки с момента его появления здесь. Поляк ёрзал на стуле и переводил бесцельно усталый взгляд с одной фигуры в зале на другую. Он отметил появление людей в масках, очевидно подошедших непосредственно к мероприятию, однако было видно, что и они скучают.
Тем временем Гинко снова прочел Феликсу какую-то нотацию, на сей раз на тему женщин. Лукашевич посмотрел на доктора, правда, скорее даже сквозь него, и ответил:
- Док, не учи меня как мне типа к бабам относится. Все женщины тотально грешны начиная с Евы. Вот хоть щас подкачу к любой из баб, что здесь сидят и она будет рада со мной переспать.
Он сказал это безо всякой задней мысли. Однако как только до него самого дошёл смысл фразы, он внезапно задумал последовать принципу "Развлеки себя и ближнего своего", решив испробовать неосознанно высказанное утверждение на практике.
- Вон, док, типа зырь, - пан осторожно кивнул в сторону первой попавшейся ему на глаза одинокой особы и понизил тон до заговорческого шепота - Вон та кобетка явно скучает. И типа раз нам всё равно делать нечего, могу поспорить на....да на что хотите, что она меня не пошлёт.
Феликс мимоходом отметил, что девица будет явно не из простых. Вся в шрамах и проколах, не сильно женственна и даже скорее брутальна. Однако этим она и заинтересовала Лукашевича. Порой сладкая вата приедается и хочется попробовать нечто острое для разнообразия. Тем более, что пан уже явно горел идеей произвести впечатление на своего новоиспеченного товарища. Доктор ему импонировал, однако поляк порой ощущал огромную пропасть между ними во время общения. Он понимал, что проигрывает Гинко. И в опыте, и в возрасте, и в репутации. Поэтому ему нужно было хоть как-то взять реванш. Тем более, скука в ресторане стала просто невыносимой и Феликс пришёл к мысли, что если вот прямо сейчас чего-нибудь не произойдёт - он уснёт лицом в салате.
- Я вас ненадолго покину, док. Вы и сами небось устали от меня.

Не сильно интересуясь ответом доктора, Феликс достал из сумочки черную маску и завязал атласные ленты на затылке, тем самым зафиксировав изящный атрибут на голове. Чуть поодаль собирался шведский стол и Лукашевич заметил на нём заготовленную выпивку- там он выудил из серебряного ведра бутылку "Кристалла" и прихватил пару бокалов.
Решительно тряхнув пшеничными волосами и слегка ослабив галстук, Феликс, ступая кошачьей походкой, подошёл к скучающей шатенке:
- Пани, позвольте составить вам компанию - вечер выдался воистину скучный, - иронично заметил поляк, сверкнув малахитовыми глазами из-под черной маски. Будто в подтверждении слов, Лукашевич решительно поставил на стол припасенное шампанское и кивком предложил мадемуазели опустошить прохладный сосуд.

Отредактировано Feliks Łukasiewicz (2011-04-29 21:22:58)

0


Вы здесь » hetalia: detestable letters » .остров "Центральный" » Ресторан "Aurum"